Банкрот за три месяца

29 июня 2016

Опубликовано: 25.03.2014 12:40

 

Многочисленные изменения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", принимаемые Госдумой с момента его опубликования в 2002 году, говорят о том, что в этой области проблем всегда хватало. Они имеют разный характер и направление, однако с течением времени их не становится меньше.

 

Недавно группа депутатов внесла на рассмотрение в Госдуму законопроект N 460633-6, в котором речь идет об очередных поправках в закон о банкротстве. Предложения законодателей, с одной стороны, направлены на борьбу со злоупотреблениями должников, которые готовятся стать банкротами, с другой - несут в себе достаточно опасные положения, способные причинить вред всей экономике страны.

 

Сейчас для того чтобы у кредитора была юридическая возможность подать в отношении должника заявление о признании его банкротом, необходимо три формальных условия: наличие задолженности (не менее 100 тысяч рублей), просрочка ее погашения должником (не менее трех месяцев) и наличие судебного решения о взыскании указанной задолженности. Законодатели же предлагают исключить из этого перечня необходимость получения решения суда о взыскании долга. В чем причины такого шага? Разработчики в пояснительной записке к законопроекту указывают на то, что сейчас недобросовестный неплательщик имеет возможность обратиться в суд с заявлением о своем банкротстве раньше своих кредиторов. Последние вынуждены обращаться в судебные органы для получения решения о взыскании денежных средств, а арбитражный управляющий (он осуществляет финансовый анализ деятельности должника и делает вывод о возможном наличии признаков фиктивного банкротства) выбирается должником. В итоге в процедуре наблюдения недобросовестный должник может сохранить контроль над текущей деятельностью своего предприятия, что объективно создает предпосылки для злоупотреблений с его стороны. Законопроект лишает должника (даже в случае подачи им заявления о собственном банкротстве) выбора временного управляющего либо саморегулируемой организации (СРО) арбитражных управляющих. По идее разработчиков, эту обязанность суд возлагает на национальное объединение саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. К чему могут привести предложенные изменения на практике?

 

Отмена необходимости получения судебного решения  о взыскании суммы долга воплечет неблагоприятные последствия для бизнеса в виде массовых обращений в суды о признании должников банкротами. Сегодня случаи, когда у компании имеются  непогашенные в течение трех месяцев долги в размере 100 тысяч рублей, являются обыденными. Но сейчас неплательщик может возражать против требований кредитора о взыскании задолженности  через суд, а если поправки примут, он уже будет оправдываться в процессе о признании его банкротом

 

Очевидно, что отмена необходимости получения судебного решения о взыскании суммы долга повлечет неблагоприятные последствия для бизнеса в виде массовых обращений в суды о признании должников банкротами. Сегодня случаи, когда у компании имеются непогашенные в течение трех месяцев долги в размере 100 тысяч рублей, являются обыденными в российской бизнес-практике. Но если сейчас неплательщик может возражать против требований кредитора о взыскании задолженности в судебном процессе (до подачи заявления о банкротстве), то в будущем, если предлагаемые поправки примут, он уже будет оправдываться в процессе о признании его банкротом. Процесс банкротства (даже само по себе его инициирование кем-то) всегда несет за собой шлейф финансовых неудач компании-должника и является очень значимым фактом при анализе компании его действующими и потенциальными контрагентами.

 

Представим такую ситуацию. Крупная строительная компания, реализующая масштабный проект, имеет задолженность перед подрядчиком (более 100 тыс. рублей в течение трех месяцев). При этом она имеет встречные претензии к нему по поводу сроков и качества выполнения работ. В один прекрасный день подрядчик обращается в суд с заявлением о банкротстве строительной компании (так как споры рассматриваются в Арбитражном суде, то информация о наличии такого заявления сразу становится публичной). Допустим, в первом же судебном заседании строительная компания опровергает претензии подрядчика, но в течение определенного времени с момента подачи заявления о банкротстве и до назначения судебного заседания информацию о том, что в отношении компании подано соответствующее заявление о признании банкротом, уже узнало неограниченное число потенциальных инвесторов. Как посчитать убытки строительной компании, причиненные этим заявлением? Кто их возместит? Сможет ли компания (любая, не обязательно строительная) оградить себя от подобных рисков в будущем? Сами по себе эти вопросы способны стать предметом различного рода спекуляций со стороны кредиторов.

 

Также из текста законопроекта не видно существенных улучшений положения кредиторов, за которые так радеют депутаты. Например, существующие достаточно определенные основания для возбуждения процедуры банкротства должника меняются на расплывчатые формулировки, которые могут быть опровергнуты неплательщиком на первом же судебном заседании. Таким образом, предлагаемые изменения несут в себе неоправданный риск негативных последствий для бизнеса, в том числе для добросовестных компаний, попавших в сложное финансовое состояние, но еще способных "подняться на ноги".

Кирилл Горбатов
Российская Бизнес-газета
Поиск по сайту
введите слово или часть слова
Основные разделы